January 3rd, 2010

Почему в новогоднюю ночь автомобили жгут в Париже и не жгут в Москве...

Года четыре тому назад в день рождения сына 12 сентября мы все вернулись домой поздно. Требовалось срочно сходить за шампанским. Побежала я, так как сын устал после работы. Был одиннадцатый час. До палатки от нашей пятиэтажки (которой уже сейчас не существует) было около 300 метров. Собираюсь переходить дорогу и тут из иномарки высовывается рука, протягивается ко мне и голос с кавказским акцентом произносит:"А ну, садись сюда, сука!" Первое желание мое было засветить с ноги каблуком-шпилькой туда, откуда этот голос доносился. Но я все же проявила осторожность, так как у меня мелькнула мысль о том. что у богатой твари может быть огнестрел и если я в темноте промахнусь и не попаду ему в глаз, то плохо будет мне, и вместо этого ломанулась бегом через дорогу к палатке. Назад пришлось возвращаться дворами, так как сотового с собой у меня не было и попросить детей встретить меня я не могла.
У меня в ту пору вообще не было никакой машины, просто денег на нее не хватало. Старенький жигуленок я смогла купить только год назад. А ведь весь советский период я проработала на инженерно-геологических изысканиях под транспортное строительства. И вряд ли у этого ублюдка, высунувшего свою поганую пакшу из иномарки, имеется университетское образование. А у меня оно имеется.
Вот это и ответ на вопрос: почему в Париже и Брюсселе горят машины, а в Москве не горят. Потому что как минимум треть дорогих машин принадлежит у нас вот таким вот отбросам общества, как этот, который пакшу ко мне из своей иномарки тянул. И во время так называемых вайнах-автопробегов все автопробегающие катят на дорогих иномарках, в том числе и те, кому еще и 18 не исполнилось.
Так что ответ на вопрос о том, почему под Москвой машины не жгут, предельно прост. Приходится радоваться, что они хотя бы наши жигули пока не трогают.
------------
И если уж говорить о том, что угрожает свободе в России, так это точно не государство. Главная угроза свободе заключается, на мой взгляд, в очень быстром обогащении весьма малообразованных и не отличающихся культурой граждан. В то же время значительная часть образованного российского населения на подступах к социальным лифтам сталкиваются с непреодолимыми барьерами. Да и лестницы тоже перекрыты. Особенно непреодолимым является половозрастной барьер. И если уж говорить о том, что ограничивает нашу свободу, так вопрос должен стоять в первую очередь об этом.
И, кстати, датского художника, за голову которого исламисты назначили сумму в миллион долларов, в России могли бы запросто посадить по 282 статье. Ага. А за оскорбления по признаку пола (или по признаку возраста) у нас хоть кого-нибудь посадили по этой статье, а? Не было таких случаев.

Еще о том, почему в Москве не жгут автомобили. И в Питере тоже.

http://www.fontanka.ru/blog/48582.html
По ссылке рассказывается о том, как азербайджанцы-владельцы кафе избили русских. Дело было в новогоднюю ночь где-то под Питером. Так вот милиция даже не потрудилась возбудить уголовное дело против владельцев кафе. У этих азербайжданцев все схвачено.
А вот нужно ли нам, чтобы они тут владели кафе на нашей территории? Мы ведь это сами можем.

Вот так можно победить.




На первой картинке - силуэт немецкого солдата, который несет службу в Афганистане. На второй - афганские девушки, которые пришли служить в полицию.
Подборка взята у френда
http://allan999.livejournal.com/7095297.html
Там большая подборка фотографий об Афганистане.

Собственно, а в чем сила исламистов? В дешевизне человеческой жизни. Афганистан до прошлого года входил в десятку лидеров по уровню рождаемости, которая составляла там 6.8 рождения на одну женщину. В прошедшем году она снизилась до 5.8 рождения. Афганистан покинул десятку лидеров по этому показателю, хотя и остался в группе стран с очень высокой рождаемостью. При этом Афганистан продолжает лидировать по уровню младенческой смертности, там на каждую тысячу родившихся детей не доживает до года 150. Это самый высокий показатель в мире, даже в Анголе, Нигере и Сомали перинатальная смертность ниже. Материнская смертность там также одна из высоких в мире. Продолжительность жизни женщин там до недавнего времени оставалась более низкой, чем у мужчин, лишь недавно показатели сравнялись.
Когда обеспечивается доступ женщин к образованию и к оплачиваемому труду, а также к службе в силовых структурах, в обществе происходит своеобразное повышение стоимости человеческой жизни, так как в результате не только снижается рождаемость, но снижается также и смертность и растет средняя продолжительность жизни.