January 19th, 2009

А в Секторе-то оказывается газ...

Вот уж чего никогда не знала. Узнала вчера от израильских френдов о том, что в Секторе Газа , оказывается, имеется весьма приличное месторождение газа.
http://meharher.livejournal.com/27215.html
Кроме того, оказывается Бегин передавал Арафату месторождение газа, находящееся неподалеку от Ашкелона. И самое любопытное, что в Израиле было официально объявлено о том, что неподалеку от Хайфы в Средиземном море открыто большое месторождение газа. Подробностей мало, но если данные точны, то глубина залегания достаточно большая, 1170 м. Пока с таких глубин газ еще никто не добывал и тут придется покрутиться, чтобы создать технологии. Так что это вопрос будущего.
А вот что касается месторождения газа в Газе, находящегося на суше и имеющего, по-видимому, весьма приличные размеры, то вам не кажется ли странным то, что Хамас не проявляет никакого интереса к разработке оного? Население (вроде бы) страдает от бедности, а тут источник богатства такой и потребитель рядышком, надо только перестать кидать на голову этого потребителя самодельные ракеты и всего-то делов. А что типа Хамастан не умеет сам газ добывать, так ведь в мире полно тех, кто это делать умеет очень даже хорошо, надо только попросить, и придут и помогут с удовльствием. Кого хочешь выбирай. И Канада умеет, и Британия умеет, и Норвегия умеет, и Франция умеет, и Италия умеет и Россия умеет это делать тоже. В чем проблемы-то, я вот никак не уразумею? По деньгам ногами ходят, а все жалуются на бедность и нищету беспросветную.
Наверное, проблема заключается все-таки в том, что кого бы Хамастан не позвал в помощники, никому не понравится опасное соседство с какими-то тоннелями, ведущими на территорию Египта, по которым взрывчатку и оружие в Сектор таскают, и кому захочется добывать газ на территории, напичканной взрывчаткой? Не самоубийцы же, в саммом-то деле ведь, ни канадцы, ни англичане, ни норвежцы, ни русские в основной своей массе не самоубийцы ни разу. И любой партнер скажет однозначно, что вы, мол, ребята, сначала определитесь, чего вам важнее - взрывчатку на свою территорию таскать и бороться с израильской военщиной или газ добывать и продавать им.
Вроде бы очень выгодно.Кроме того, если туда придет газодобывающая страна, так ведь появится также стимул для развития курортного бизнеса. Ведь Газа - это курортная зона с очень длительным теплым сезоном. Где добывают газ в России? Ну, на Ямале, к примеру. Ага, зимой минус сорок с метелью и ветром. Ох, как приятно! Построили уже четырехкилометровый мост через устье Юрибея , дальше железка тянется к Бованенкову и Харасавею. А иметь курорт в тех местах, где коллеги трудятся - очень даже неплохо. Так ведь там еще и растут апельсины , и оливки , и маслины. Ох, как у нас на севере все это требуется. Так в чем проблемы-то? Наверное, только в том, что хранятся эти апельсины вперемежку с лимонками и гранатами. А вот нам такое ни разу не надо.
А ведь нам взамен есть чего показать. Чем учить детей с детства обращаться с автоматами и гранатометами, не лучше ли летом поучиться управляться с байдаркой где-нибудь на Котуе, увидеть бескрайнее море зеленой тайги, огромные мощные северные реки, понять, насколько велика и многолика наша планета и научить любить мир и труд, а не войну.
Ведь могли бы жить замечательно, все есть для этого. Трудились бы, добывали бы газ, строили бы курорты, а не хранилища для взрывчатки и тоннели для доставки контрабандного оружия.Глядишь, быстрее бы почувствовали и необходимость строительства высокоскоростной магистрали Север-Юг, которая могла бы примирить вчерашних непримиримых врагов...
Так что же мешает-то?
Поправка в соответствии с замечаниями, поступившими от френда: месторождения, отданные Бегиным и отданные им в 1978-1981 г.г., находились на Синае, неподалеку от Кемп-Дэвида, а месторождение возле Ашкелона было передано Газе примерно в 2000 году Бараком (см.комменты).

Холодное северное лето

(из воспоминаний советского геолога)

Это было году этак в 89-м. Мы делали изыскания на трассе Коноша-Архангельск. Базировались мы в Няндоме, в железнодорожном общежитии. Июнь выдался на редкость холодный. В первой половине июня дневные температуры нередко опускались до 0+2, а ночью случались и минусовые. И из низких серых облаков на землю сыпались белые крупинки...
Крохотная трава едва пробивалась из земли. Цвела черемуха. В Москве она цветет обычно в середине мая. Если мне случалось в это время быть дома, то я садилась на велосипед и ехала в лес, благо живу я на окраине Москвы. В лесу я выбирала дерево повыше, залезала на него и срывала ветки, покрытые белыми душистыми цветочками. Потом закрепляла на багажник велосипеда огромную охапку и ехала домой. Мое транспортное средство распространяло вокруг терпкий аромат и я катила на нем, почему-то ощущая себя при этом победитем.
И здесь в один из рабочих дней я тоже нарвала себе огромный букет черемухи и поставила его в трехлитровую банку на тумбочку возле железной общежитской кровати, на которой я спала. Однако ощущения, что я сплю у себя в своей московской квартире, от этого отнюдь не возникало. Во-первых, в комнате было жутко холодно, так как отопление отключили в конце мая. Во-вторых, ночи почти не было. Едва наступали густые сумерки, как за ними тут же следовал холодный равнодушный рассвет...
Все время ужасно хотелось фруктов или ягод. В центре Няндомы на рыночке азербайджанцы продавали черешню. Однако цена на нее была такая, что за 5 кг этой черешни мне пришлось бы выложить всю свою месячную не очень маленькую зарплату вместе с командировочными и районным коэффициентом. А сожрать 5 кг черешни мне под силу за один день...
К середине июня у меня начали хрустеть и побаливать суставы и я начала чувствовать усталость во время маршрутов. Обычно я прохожу за день 10-15 км играючи, а тут меня начало пошатывать... Жрала я в три горла, хотя обычно ем мало, и мои джинсы уже застегивались на мне с трудом. Килограмма три лишних я уже явно набрала, а слабость и боль в суставах только прогрессировали. Ко мне явно подбирался злобный авитаминоз... При этом я почти перестала спать. И стоило мне закрыть глаза и задремать , как я тут же видела золотистые черешни на деревянном прилавке и падающие на них крупинки снега... И терпкий запах черемухи, разлитый в воздухе вокруг, казался мне невыносимым...
Как-то в один из дней мы бурили скважину на откосе и я обнаружила неподалеку кустик щавеля. Крошечные нежно-зеленые листики едва пробивались из холодной земли. Я ползала на коленях, срывая эти листики и отправляя их в рот.. Они были настолько малы, что я не смогла бы даже набрать их для борща...
К концу июня командировка закончилась и мы поехали в Москву. Поезд проехал Коношу, потому Вожегу. Трава на откосах становилась все выше и среди нее виднелись большие цветущие ромашки. И я почувствовала, что мне становится легче...
...я вышла из метро и пошла к автобусной остановке. Я подъезжала к дому. На моей спине висел огромный рюкзак. Возле метро московские бабули продавали раннюю клубнику и пионы. Дешево... Я купила 3 кг клубники и небольшой букет пионов и села в подошедший автобус. Приехав домой, я скинула рюкзак и, не разбирая его, уселась жрать клубнику, запивая ее сладким чаем. Сожрав больше половины пакета, я пошла и упала на диван, провалившись в сон... Была пятница, впереди было два выходных.
Утром я прикончила остатки клубники, потом села на велосипед и поехала на большой лесной пруд. Наплавалась там, потом походила колесом на лесной поляне, набрала немного земляники и огромный букет ромашек, который прикрепила на багажник велика, а потом поехала домой. Болячки мои куда-то все испарились...
В понедельник я оформила отпуск и отправилась на Южный берег Крыма, где обитала три недели в палатке прямо на огромном пляже, неподалеку от Алушты, ныряла с пирса и припасала здоровье к осени, благо в сентябре мне предстояло снова отправляться в Архангельскую область...
(окончание следует)

Холодное северное лето (окончание)

Вместо резюме

В ту пору под Алуштой в Рыбачьем пляж представлял собой летом огромный палаточный город, где отдыхали трудящиеся челы, которые терпеть не могут санаториев, в которых тебя закармливают от пуза и портят твою фигуру, да еще и пытаются терроризировать всякими лечебными процедурами, абсолютно ненужными здоровому организму, и потому некоторые трудящиеся челы предпочитают ограничивать свой рацион фруктами и чаем, пахнущим дымком костра и лазить за дровами в горы, ибо сей образ жизни напоминает таежную обстановку, в которой эти челы привыкли трудиться...
Организуется ли сейчас в летнюю пору тот палаточный город, я не знаю. Теперь в Крыму пятизвездочные отели, которые не всем трудящимся по карману, а крымские татары активно отвоевывают себе пространство, что не всем трудящимся челам по вкусу. И остались у России только Адлер, Туапсе да Анапа, где никаких палаточных городков и в помине нету, сплошные санатории... Ну, еще абхазы в Гагру на отдых принимают... И что это для огромной добывающей России? А вот некоторые нетрудящиеся челы, имеющие в своем распоряжении целую полосу вдоль Средиземного моря, вместо того, чтобы гостей замерзших у себя принимать, напичкали каждый квадратный метр этой чудесной территории взрывчаткой и снарядами. И мало того, что они гостей с севера к себе погреться не пускают, так они ж и своим соседям мешают это делать. И вы еще будете мне доказывать, что они не есть зловреднейшие челы?