October 17th, 2008

Расставание с мифами. Такое разное время.

Когда я была маленькой, мы жили в двухэтажном деревянном доме. На втором этаже располагались школьные классы, а на первом жили 3 учительские семьи. Это была в 50-е.
Мы занимали квартирку, состоявшую из маленькой кухни и комнаты площадью 14 ув.м., в которой жили 3 взрослых человека -мама, бабушка, дед, - и 1 ребенок, то естья. Квартирка отапливалась небольшой кирпичной печкой. Ее тепла не хватало, зимой было холодно, а я очень любила бегать босиком и ненавидела, когда меня заставляли обувать валенки.
Ни водопровода, ни канализации у нас, разумеется, не было. Вообще водопровод в те годы мне казался роскошью. Воду брали из колонки, расположенной на улице. Телефонов тоже ни у кого не было, они имелись только в учреждениях. До райцентра от нас было 8 км. Вместо рейсового автобуса туда ходило грузовое такси - ну, обыкновенный грузовик с деревянным кузовом, в котором были скамейки, покрытый тентом. Иногда весной в распутицу и этот транспорт не мог пройти из-за распутицы. В райцентре была одна-единственная асфальтированная улица.
Когда я училась в школе (а это было уже в 60-е), нам дали квартиру попросторней. В ней было уже две небольших комнаты и большая кухня, посередине которой стояла русская печка с полатями. Я спала зимой на полатях, а весной и летом - на раскладушке. Пол в этой квартире мыла уже я и мне очень нравилось это занятие. Воду я брала из колонки, которая была рядом с нашим домом. А бабушка грела воду в электрическом чайнике и подливала мне в ведро подогретую воду, чтобы я не простудилась. Иногда колонка замерзала, и тогда я ходила с коромыслом и двумя ведрами на ключ. До ключа было больше километра. Но мне это нравилось.
Мне было лет 12, когда мама купила стиральную машину. Я носила воду ведрами с колонки, чтобы ее наполнить, а потом бегала с большим помойным ведром, вынося уже грязную воду. А потом выстиранное белье загружали в большие корзины , и я везла на санках эти корзины в прачечную, где были большие корыта с проточной водой. Я бежала с первой корзиной, занимала очередь, потом приезжала за второй. Иногда мы брали взаймы у соседей вторые санки и тогда вторую корзину везла бабушка. В прачечной всегда были очереди на доступ к корыту. Летом я возила эти корзины на велосипеде на ключ, где тоже было построено большое корыто с проточной водой.
В летние каникулы я обычно ездила в деревню к двоюродному дяде. Электричество было не во всех деревнях. В больших оно было, но еще оставались маленькие деревни, где электричества не было вообще. У дяди электричество было, а вот у тети на железнодорожном разъезде его не было.
Я училась в страших классах, когда дорогу до райцентра асфальтировали. по ней уже ходили нормальные автобусы. Асфальтировали и кольцевую дорогу в поселке. Мы гоняли на велосипедах по трехкилометровому кругу.
(продолжение следует).

Расставание с мифами. Такое разное время. Часть 2.

По сути дела с тех пор прошло совсем немного времени. Я все так же люблю спать на раскладушке, люблю мыть пол , а потом ходить по нему босиком, гонять на велосипеде и мне все так же иногда требуется встать на руки к стенке, чтобы ощутить реальность собственного существования и убедиться в том, что я - это все-таки я, а не нечто, существующее в воображении окружающих и подчас абсолютно непохожее на то, чем в действительности являюсь я.
За последние 35 лет я не меняла свой вес, размер ноги и одежды и сохранила очень многие привычки. Например, когда я иду по тропинке среди травы, у меня возникает желание пройти по ней колесом, и я делаю это, если ситуация мне позволяет.
Я живу в 27-этажном доме на окраине Москвы, и мы вчетвером занимаем большую трехкомнатную квартиру с двумя большими балконами. На одном из них живет мой велосипед. Впрочем, у мамы в провинции есть еще одна квартира, на третьем этаже трехэтажного панельного дома, с двумя комнатами, приличных размеров кухней и маленьким балкончиком.
Я всю зиму хожу дома босиком и в шортах. И все так же, как в детстве, мою пол из ведра тряпкой, не признавая никаких "лентяек", следуя сохранившейся с детства привычке тщательно промывать все углы. Вот только воду я беру уже не из колонки, а из водопроводного крана. И ее не нужно подогревать. А моя стиральная машина не только стирает, но и полощет белье, и выдает его уже готовым к просушке. Да и воду она набирает и сливает сама.
Еще лет 10 тому назад я толком не представляла себе, что такое Интернет. Как же давно это было! 98 год, дефолт, отсутствие работы, и наш старый пятиэтажный дом, которого уже больше нет.
И давным-давно нет на свете того старого двухэтажного дома, где я впервые научилась залезать на крышу по пожарной лестнице. Мне тогда было 5 лет.
Да и мира того, в котором существовал этот дом, больше нет - мира 20 столетия.
-----------
С тех пор человечество успело удвоить свою численность и вдвое снизить рождаемость, построить атомные электростанции, открыть огромное количество новых месторождений, превратить полеты в космос во вполне обыденное событие.
С тех успела рухнуть мировая колониальная система, затем коммунистическая система, сменились концепции и идеологии.
Мировой финансовый кризис бушует на биржевых площадках - это и есть окончательное прощание с 20 столетием, с его иллюзиями и заблуждениями?

(продолжение следует).

Расставание с мифами. Такое разное время. Часть 3.

По сути дела, чем был 20 век? Эпохой демографического взрыва? Эпохой расцвета нефтяной цивилизации? Эпохой торжества и краха марксизма? Но сменившая его эпоха господства свободного рынка продолжалась очень недолго. Ценности свободного рынка и неоконсерватизма (который почему-то по иронии судьбы назвали либерализмом) очень быстро исчерпали себя как источник развития и вот они уже рушатся на глазах у всего мира как карточный домик. Впрочем, эти ценности, они ведь тоже родом из ушедшего навсегда в историю 20 века.
И сквозь тревоги и сумятицу вырисовываются очертания будущего, а точнее, уже нынешнего 21 века, которому уже скоро исполнится 10 лет.
Если 20 век с полным основанием можно назвать веком демографического взрыва, то 21 век с достаточно большой уверенностью можно назвать веком демографического перехода в глобальном масштабе, веком отступления традиций под натиском современности. Ибо со всей очевидностью уже можно доказывать, что Земля наша - не резиновая, и единственный путь к выживанию и сохранению цивилизации - это снижение рождаемости. со всеми вытекающими отсюда последствиями, т о есть с разрушением традиционного общества. Общество с рождаемостью в 1.5-2.0 и средней продолжительностью жизни в 80 лет не может существовать по тем же нормам и правилам, по которым жили общества с рождаемостью 5-7 и средней продолжительностью жизни в 35-40 лет.
Во-первых , в обществе с низкой рождаемостью и большой продолжительносью жизни совершенна иная цена самой этой жизни. Во-вторых, исчезает жесткая связь между полом и социальной ролью индивида. Гендер начинает разрушаться, как бы отчаянно общество ни пыталось сопротивляться этому. В-третьих, в таком обществе действует уже не одно, а несколько активных поколений, прежнее соотношение между возрастом и социальной ролью тоже уходит в прошлое.
Но, кроме традиций, под угрозой разрушения оказываются и главные буржуазные ценности. Рост продолжительности жизни резко снижает значение права наследования. Наследниками умерших 75-85-летних людей становятся их 50-60-летние дети, т.е. люди, которые находятся в таком возрасте, когда за плечами есть уже собственные достижения.
(продолжение следует)

Расставание с мифами. Такое разное время. Часть 4.

Известный американский блоггер и сторонник Джона Маккейна , выходец из России art_of_art этим летом выдал серию достаточно любопытных постов под названием "Когда нефть... подешевеет". По иронии судьбы не прошло и 3-х месяцев, как цена на нефть упала вдвое...
посты art_of_art - это квинтэссенция алармизма. Но собственно что его тревожит-то так? С чем связан страх перед будущим? Насколько он боится того самого Апокалипсиса, который изображен в его постах? Ведь реально нефти на Земле гораздо больше, чем мы привыкли думать. Кроме того, она уже не является единственным источником энергии, которой пользуется человечество. С нефтяной энергетикой успешно конкурируют ставшие уже традиционными нидро- и ядерная энергетика, быстро развиваются новые направления - солнечная, ветровая, приливная и геотермальная. Уже получили промышленное применение технологии добычи энергии из отходов. Собственно, в чем проблема-то?
У меня лично не возникает опасения насчет того, что цивилизация вернется в пещеры. Однако вряд ли алармисты так же искренне верят в свои страшные сказки, которые они любят рассказывать. Скорее их тревога связана с предчувствием близкого краха той социальной модели, которую они считают одной из своих главных ценностей - общества, где господствует рыночная стихия и социальная иерархия строится на основе имущественного неравенства, которое приоритетно перед всеми другими формами неравенства.
(продолжение следует)

Расставание с мифами. Такое разное время. Часть 5.

После краха коммунистической системы нас заверяли в том, что рынок нам все построит и все создаст, поскольку рыночная система якобы гораздо эффективнее , чем система, построенная на государственном регулировании. Сегодня я опять видела по НТВ, как магаданцы уже неделю торчат в Москве и не могут улететь домой после отпуска. Частная компания задолжала за топливо.
В том нерыночном обществе, которое рухнуло 17 лет назад, самолеты могли не взлететь только из-за метеоусловий. А билеты на поезда были дешевы. За эти годы, что рухнул СССР и восторжествовал свободный рынок, вполне можно было построить железнодорожную ветку от Верхнезейска до Магадана. Там всего-то 1500 км. Но почему-то свободный рынок считает это нерентабельным делом. Нерентабельным для кого? Для тех пассажиров, которые уже неделю торчат в аэропорту? За ту неделю, которую магаданцы проторчали в гостинице, они бы уже докатили до своего Магадана, потихоньку стуча колесами по бамовским рельсам... Да вот только в этот город " в любое время не доходят поезда".

------------
А в Америке тем временем начали падать цены на жилье...
Вот интересно: апологеты свободного рынка и неолиберальных (а точнее, неоконсервативных) ценностей уверяют, что основой свободы является частная собственность, а социализм ее якобы растаптывает и делает человека несвободным.
Но, простите, в советской Конституции были прописано право на жилье. Минимальное количество квадратных метров полагалось человеку уже в силу того, что он является гражданином, вне зависимости от его трудового вклада. притом более или менее сносно отапливаемых квадратных метров. И отнять этот минимум у него никто не мог. Правда, эти квадратные метры нельзя было продать (за исключением кооперативных квартир или частных домов), но у большинства этих квадратных метров было настолько мало, что продавать и так не было никакой надобности.
Общество , построенное на рыночных ценностях, уже не гарантирует человеку этого права на жилье. Если ты не в состоянии оплатить жилье, тебя могут выселить прямо на улицу. Таким образом свобода в свободном обществе напрямую зависит от денег. В том числе и свобода жить: ведь выселение на улицу в наших климатических условиях практически равносильно лишению человека права на жизнь.
А все-таки причитающиеся каждому человеку по праву рождения квадратные метры жилья являются, на мой взгляд, куда более надежным оплотом свободы, чем ценности рыночного общества.
Нас заверяли, что частная собственность на средства производства якобы гарантирует свободу всем, тогда как огосударствление экономики угрожает чуть ли не репрессиями большинству граждан. Однако 20 век продемонстрировал различные модели репрессивных обществ, причем не только построенных на государственной экономике, но и таких, где частная собственность благополучно сохранялась.
Однако, если уж подумать о том, какой вид экономики больше чреват произволом: та, где основные средства производства принадлежат государству или та, где они находятся в руках у частных лиц, то напрашивается предположение, что во втором случае оснований для произвола куда больше, поскольку директора можно скинуть, а вот собственника скинуть невозможно.

(продолжение следует)

Расставание с мифами. Такое разное время . Часть 6.

Этот кризис, на мой взгляд, означает очередной этап разрушения, во-первых, традиционной модели общества, а во-вторых, общества, построенного на классовом неравенстве.
Конечно, призрак коммунизма вряд ли бродит по Америке и Европе. По крайней мере, в том виде, в коком его представлял себе Маркс, он уже точно не бродит. В том смысле, что никто уже не вернется к экономике, основанной не 100-центном огосударствлении средств производства, никто не откажется от демократической процедуры выборов и от свободы слова. Точно так же, как в быту никто не откажется от водопровода с горячей водой и от стиральной машины с программным управлением. Ради чего? Ради того, чтобы сохранить патриархальный стандарт общества, где женщины рожают по 5 детей, и при этом вернуться к вечно замерзающей зимой колонке и большому деревянному корыту с проточной водой, в котором полощут белье? И при этом я вообще-то выросла в семье с одним ребенком, которым была я и тремя взрослыми людьми. А как в таких условиях жить семье с пятью детьми? Учитывая, что при этом взрослые и стареть начинают гораздо раньше, чем это происходит в малодетных семьях?
----------
Но ценности демократии и свободы слова - это ценности образованного общества, и не надо заверять нас в том, что демократия якобы невозможна без свободного рынка и огромного имущественного неравенства. Просто общество потребления, этот апогей развития нефтяной цивилизации, совпало во времени с осознанием важности демократических ценностей. Но если два события совпадают во времени, это еще ни в коей мере не означает, что между ними есть причинно-следственная связь.
------------
Короче, мир тряхануло. И тряхануло здорово. И можно с уверенностью говорить, что в прежнее состояние он уже никогда не вернется. Миру придется расстаться с иллюзиями о свободе. Например, придется понять, что допустимое количество свободы всегда ограничено определенными рамками. , и любое расширение прав и свобод для одинх ведет к неизбежному ограничению их для других. Это в первую очередь касается имущественного неравенства.
-------------
Сторонники идеологии свободного рынка уверяют нас в том, что СССР был никчемной страной и вообще коммунистическая система якобы не производительна. Однако после распада СССР страны третьего мира были должны нам порядка 100 млрд.рублей. Значительную часть этого долга Россия этим странам просто списала.
За что они нам столько задолжали? Да строили мы им порты и аэродромы, заводы и электростанции. Пшеничку свою им поставляли. За это они любезно предоставляли нам возможность искать на своих территориях всякие полезные ископаемые. Вот в Южном Судане, к примеру, в 80-е открыли нефть. Советские геологи. Что было там потом, все знают.
Но как же это никчемной и неэффективной стране можно было задолжать 100 млрд.рублей-то?
Да и нынешнее богатство - оно откуда? Откуда у него ноги растут? Думаете, это свободный рынок открыл в Сибири месторождения нефти и алмазов? Да хрен на рыло. Все было открыто еще советскими геологами. Свободный рынок разве что в лучшем случае производил иногда локальную разведку уже открытых месторождений. А возят добро по железным дорогам. У нас больше половины из них электрифицировано. Думаете, это свободный рынок электрифицировал наши железные дооги? Да хрен на рыло. Все это было сделано еще в СССР. И еще много проектов пылится на полках. У свободного рынка до них руки никак не доходят.
(продолжение следует).

Расставание с мифами. Такое разное время. Часть 7.

"Рынок работает на потребителя"! Ага, ждите! Выбирала в прошлом году себе осенние туфли. Минимальный размер понравившейся мне модели был... 38-й. На мой 35-й. Ну, на фиг рынку удовлетворять потребительниц с 35-м размером обуви, когда они могут получать ту же самую прибыль, удовлетворив спрос покупательниц , имеющих размеры с 37-го по т39-й, то есть самые ходовые?
Дальше - хуже. Пришли мы в мае в спортивный магазин, чтобы выбрать мне роликовые коньки в подарок к моему дню рождения. Но продавец - молодой парень - с авторитетным видом заявил мне, что роликовых коньков с нераздвигающимися ботинками меньше 38 размера в природе не существует. Все коньки меньше 38 размера - это детские, с раздвигающимися ботинками, рассчитанные на быстро растущую мальчишечью ногу. Так ведь они, помимо всего прочего, еще и широченные. Моя нога в таком ботинке просто болтается. Я уж не говорю о том, что все коньки имели пеструю расцветку. Ну знаете ли, мне кататься на роликах, имеющих расцветку, рассчитанную на вкус болельщиков "Спартака", как-то совсем не улыбается...
В другом магазине кое-как нашла коньки 37 размера, рассчитанные на уже не растущую ногу и потому не такие широкие, типично девчоночьей расцветки - светло-серые с розовой полоской. Ну, это мне еще кое-как сошло на худой конец, хотя вообще-то мне нужны коньки 35 размера, с изящными ботинками и достаточно консервативной окраски. Но этот самый рынок в упор не улавливает то, что женщины сейчас остаются молодыми долго и потому они тоже являются потребителями подростково-молодежных спорттоваров, однако коньки для взрослых, на мой взгляд, должны все же отличаться от коньков для детей.
Так что все эти заверения о том, что рынок удовлетворит наши запросы и потребности, оказались сущим мифом. Зато он очень назойливо пытается диктовать нам наши потребности, причем подчас не стесняется это делать в форме, унижающей наше достоинство.
Я очень хорошо помню, как в 2002 по Радио России один чел вещал о том, что все люди старше 40 лет якобы страдают сердечно-сосудистыми заболеваниями, а затем принялся рекламировать какое-то чудодейственное лекарство. Мол, несите ваши денежки, диагноз вам уже поставили. Ага, жди, сволота, как же! Мне вот 55, я сегодня утром пробежала полтора километра и чего-то никаких признаков сердечно-сосудистых заболеваний при этом я у себя не обнаружила. И вчера тоже не обнаружила. И неделю тому назад тоже ничего не обнаружила. Однако никакого сраного лекарства я не покупала и принимала. Я жадная. Я лучше сапоги на высокой шпильке себе куплю. И хорошие коньки.
А уж реклама гербалайфа и таблеток для похудания! я вообще над ней под столом катаюсь. "С возрастом ваш вес обязательно (!) начинает увеличиваться". Ага, жди, хрен тебе он увеличится, дураков среди нас нету. Если я валяла дурака и не занималась спортом до , и мой вес с 43 кг увеличился до 46, так бегом занялась. Абсолютно бесплатно. Зачем мне покупать какие-то сраные таблетки за бешеные деньги, когда я точно знаю, что вес увеличивается от лени, а вовсе не от возраста. Ты хоть триста лет живи, вес твой ни на грамм не увеличится от этого, если ты будешь при этом спортом заниматься.
Да, я очень невыгодна нашему медицинско-фармацевтическому бизнесу: я не потребляю товаров, рассчитанных на людей моего возраста. Я не пью никаких сраных таблеток, потому что они мне не нужны, а вместо этого бегаю по парку и никому ни фига за это НЕ ПЛАЧУ. Но вот только меня возмущает то, что я не могу содрать денег с тех, кто дает оскорбительную рекламу, пытаясь меня одурачить и выкачать из меня бабло, которого у меня нет.
Ну и где тогда обещанная нам свобода, спрашивается? Ебаному свободному рынку нужно, чтобы кто-то болел, потому что этот ебаный рынок извлекает из этого прибыль. И этот рынок имеет наглость втирать здоровым людям, что они якобы больны и должны покупать какие-то сраные лекарства. А здоровый человек не может отнять у этих дельцов часть их прибыли в наказание за то, что его ни за что ни про что публично оскорбили , объявив больным ради своих шкурных интересов. Вот вам неограниченная свобода для одних оборачивается ограничением свободы для других.
Иногда мне бывает необходимо встать на руки, чтобы убедиться в реальности собственного существования, в том, что я - это я, а не нечто, существующее только в представлении других людей, и ничего общего со мной, реальной, не имеющее.
(продолжение сделаем)

Расставание с мифами. Такое разное время. Часть 8.

А во теперь настало время поговорить о жилье и нехватке энергии. Вот Чубайс тама пужал, что в 2010 году придется зимой население эвакуировать из-за нехватки энергии на отопление. Какое население и откуда он собирался эвакуиировать, я не знаю. Но я хочу сказать другое. То, что нефть и газ реально на Земле не бесконечны - это факт, хотя реально их на Земле гораздо больше, чем об этом стонут алармисты. Но не стоит забывать о том, что у нас очень холодная страна и поэтому мы не можем существовать без отапливаемого жилья. Разумеется, теоретически это обстоятельство налагает ограничения на рост численности населения. Но именно теоретически, так как никакой рост численности населения нам пока не угрожает, нам бы спад остановить. Однако, заметьте, что отапливают ведь не количество людей, а квадратные метры. А посему ввиду того, что энергетические запасы не бесконечны, то на таких территориях как наша, рано или поздно придется накладывать ограничения на количество квадратных метров, приходящихся на одного чела. Не обязательно в форме запретов, это может быть и в форме повышенных тарифов на отопление. Владеешь очень большим количеством квадратных метров - плати за отопление дороже. Просто в ином случае нас неизбежно затянет в воронку демографической ямы. Я совсем не сторонница высокой рождаемости, я как раз сторонница низкой рождаемости. Но существует так называемый нижний предел демографической безопасности. Он составляет 1.5 рождения на одну женщину. Если кср ниже (а он у нас до сих пор ниже этого значения), то требуется проводить пронаталистскую политику, иначе затянет в демографическую воронку. И то, что планете угрожает перенаселение, нас это не касается, мы к этому не имеем никакого отношения. Кто угрожает, пусть тот и ограничивает рождаемость. Между прочим разумные правительства именно так и поступают (Китай, Вьетнам, сейчас вот Египет, власти Узбекистана такую же политику проводить хотят).
Так что вот как-то так: кому-то придется ограничивать свою рождаемость, а кому-то - количество квадратных метров, которыми может владеть одно лицо. Ну, да, конечно, это лицо может установить устройство, которое будет метан добывать на соседних помойках, ради бога, пусть в таком случае отапливает хоть 1000 квадратов, но из общего котла - это можно только пока. Но я думаю, что настанет день и час, когда уже будет можно, но не совсем. Можно. Но дорого.
(продолжение сделаем)