Хозяйка_медной_горы (amazonka_urals) wrote,
Хозяйка_медной_горы
amazonka_urals

Отношение к смертной казни (продолжение)

Еще раз даю ссылку на пост Щеглова.
http://schegloff.livejournal.com/299523.html
И еще раз говорю о том, что я полностью согласна с автором этого поста в том, что возврат к смертной казни недопустим, но я пишу здесь не о том, в чем я согласна с автором, а о том. в чем я с ним несогласна.
Насчет инфантилизма. Нет, сторонникам смертной казни не присущ инфантилизм. Ну, во-первых, они вообще разные. Есть те, кто искренне верит, что это поможет восстановить порядок, а на гильотину попадут исключительно опасные преступники. Я надеюсь, что эта категория неосталинистов сможет убедиться в том, что они ошибаются и поймут, что в одну и ту же реку нельзя войти дважды. Возврат к смертной казни не приведет в сталинские времена, когда репрессии сочетались с быстрым развитием. И тогда развитие обеспечивали не репрессии, а сейчас возможен лишь возврат к репрессиям без развития.
Но кроме этой категории неосталинистов, есть и другие. Это , так сказать, сторонники сталинизма без социализма (это как?). А вот так. Кстати, есть простой практичекий способ определить, кто тут есть кто. Он не дает стопроцентной гарантии, конечно, но все-таки есть некая корреляция между отношением к смертной казни и к свободе абортов. Большинство сторонников свободы абортов являются противниками смертной казни. А большинство тех, кто утверждает , что "аборт- это убийство", являются сторонниками смертной казни. Но кроме этих двух основных групп, есть еще две: во-первых, это те, кто является сторонником свободы абортов, но выступает за возвращение к смертной казни. Как раз в эту группу и попадают те, кто искренне желает просто наведения порядка и верит в то, что под гильотину попадут исключительно преступники, а справедливость восторжествует. То есть в одном вопросе эти люди являются реалистами, а другом - полными идеалистами. ну и есть еще одна совсем маленькая группа - это те, что против абортов и против смертной казни. Это, в основном, абстрактные гуманисты.
Ну, так инфантилами, очевидно, автор назвал тех сторонников смертной казни, которые составляют большую часть этой группы. То есть они плачут над убиенными нерожденными младенцами и призывают вешать гомосексуалистов, лесбиянок и даже просто женщин, сделавших аборт. Более того, часть из них готова убивать просто представителей старшего поколения.
Но это ни разу не инфантилы. Это просто люди, чьи возможности индивидуального развития практически исчерпаны и в обществе, где господствуют примат развития над размножением, им необходимо установить удобные для них правила, по которым осуществляется индвидуальная конкуренция. Кстати, либералы напрасно считают, что индвидуальная конкуренция существует только в рыночном обществе. Общество позднего СССР тоже строилось на индвидуальной конкуренции, только правила игры были другие. Государство обеспечивало для всех возможность удовлетворения базовых потребностей, но ограничивало при этом сверхпотребности. При этом оно также обеспечивало и базовое развитие способностей. Ограничивалась возможность использования денег как средства внутривидовой конкуренции. А вот ограничения развития способностей были минимальны и исходили они чаще не от государства, а от общества (так в обществе часто огранчивали развития способностей девочек, так как психология значительной части общества еще оставалась крестьянской, хотя именно носители этой самой крестьянской психологии как раз-таки очень не любили физический труд, было такое дело).
Ну, а после распада СССР были отменены почти все ограничения на использование денег как средства внутривидовой конкуренции, зато стало принято ограничивать развитие способностей обширных социальных групп, как-то женщин, людей старшего возраста, а также небогатых слоев населения. Вот в этом-то как раз и выразилась либеральная свобода по-российски. Либерализм по-российски - это торжество крестьянской психологии в рыночном обществе.
Поэтому вся сущность защитников прав эмбрионов и поклонников смертной казни видна как на ладони. Они просто хотят установить свои правила конкурентной борьбы. Запрет абортов позволяет исключить из конкуренции обширную социальную группу, обладающую высоким уровнем образования. Женскую. Дело в том, что среди людей с высшим образованием доля женщин выше, чем доля мужчин. Ну, а что касается любви к смертной казни, то они надеются использовать ее не только напрямую, но и как инструмент психологического давления с целью запугивания неугодных. неугодными могут быть далеко не только гомосексуалисты. В неугодные попадут атеисты и прочие безбожники (с мусульманами наши православнутые поделятся, не волнуйтесь). В неугодные попадут образованные представители старшего поколения, так как с точки зрения этого контингента они - "совки" (либералы, не думайте, что против коммунизма выступаете только вы; среди православнутых ярых противников коммунизма побольше, чем среди вас).
При отмене моратория на смертную казнь резко вырастут взятки за незаконное прекращение уголовного преследования. Об этом забывать не стоит. При этом не следует забывать о том, что численность представителей "толерантных" национальностей среди правоохранителей неуклонно растет. Ну, и возможности фабрикации заказных "покупных" уголовных дел, в том числе и по тяжким преступлениям, за которые в качестве меры наказания возможна смертная казнь, они существуют, да.
Да, тревогу Щеглова я вполне разделяю. Но не крайний крестьянский индивидуализм, а архаичная картина мира в головах, и не инфантилизм ни разу присутствует у сторонников смертной казни. Исключая идеалистов-неосталинистов, часть которых в отношении смертной казни доступна переубеждению, в отношении остальных можно сказать, что они демонстрируют не инфантилизм, а скорее отсутствие собственных потенциалов к развитию и желание подавить развитие собственных способностей, чтобы создать удобные для себя правила игры.
Tags: Демография, аналитика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments