Хозяйка_медной_горы (amazonka_urals) wrote,
Хозяйка_медной_горы
amazonka_urals

Отрывок из того, чего я до сих пор не написала.

Русь уходящая. Русь бандитская. Русь либеральная.

Свободой вашей мы по горло сыты.
Лежу под деревом в лесу свободно,
В руке сжимая монтировку и шелохнуться
не могу. Не дай боже, чтоб ветки хруст
раздался.

А тусклый свет костра поляну освещает.
И четверых быков, которые гребует в мешки
Все то, что мне принадлежало.
А если ветка хрустнет, то они учуют,
Где я шифруюсь, лежа под кустом.
И неизвестно, кто кого тогда вперед
Огреет монтировкой.

Свободный русский либеральный бизнес.
Украл - взорвал - поджег - предал - разбогател.
А если не украл, иль крал, стесняясь,
Не поджигал, не предавал, не рвал кусок
У ближнего из глотки,
К тому же был немного образован -
Хана тебе тогда. Скажи вообще спасибо,
Что ты жив остался.

МЕДНОЙ ГОРЫ ХОЗЯЙКА.

Утренняя 'электричка Балезино-Киров подкатила к Кировскому вокзалу. Пассажиры выходили на перрон. Две женщины, вышедшие из вагона, о чем-то говорили. Одна была пожилая, полная, невысокого роста. Вторая молодая, тонкая, с длинными вьющимися волосами рыже-русого цвета. Молодая была одета явно не по сезону. Несмотря на жаркий августовский день, на ней были черные шестряные брюки, серый вытянувшийся свитер и черные осенние ботинки на большой платформе. На руке у нее к тому же висело длинное черное осеннее пальто. Шикарная шевелюра была явно плохо расчесана. Женщины о чем-то поговорили и расстались. Старшая пошла в здание вокзала, а младшая отправилась в сторону города. Пройдя несколько шагов, она обернулась и помахала рукой своей напарнице. Пройдя пешком по городу пару кварталов, она села на остановке в междугородний автобус Киров-Слободской. Через пару минут к ней подошла кондукторша. Женщина протянула ей бумажку с печатью отделения милиции, в которой говорилось о том, что она была ограблена в городе Тайшете.
- Извините, но у меня нет денег.
- Тогда выходите и идите пешком.
- Но, простите, до Слободского 29 километров, а я десять дней почти ничего не ела.
Кондукторша оглядела стройную спортивную фигуру пассажирки и сказала со злостью:
- Что-то по вам непохоже, что вы ничего не ели десять дней. Убирайтесь из автобуса.
- Зато по вам очень заметно, что вы соблюдаете диету, - ответила пассажирка, тоже окинув оценивающим взглядом невысокую плотную кондукторшу. - Все понятно, мне придется идти пешком. Ну, может быть, я хотя бы похудею. Это моя давняя мечта.
С этими словами пассажирка двинулась к выходу, задорно тряхнув золотистой шевелюрой. Автобус остановился на остановке и она выпрыгнула в открывшуюся дверь.
Она прошла еще пару остановок. Подошел городской троллейбус. Она увидела кондукторшу. Это была миловидная женщина средних лет с добрым лицом. Она запрыгнула на подножку и показала кондукторше свою справку об ограблении, сказав, что ее вытурили из автобуса Киров-Слободской. Миловидная кондукторша не возражала против проезда безбилетной пассажирки, но напомнила о том, что троллейбус-то городской и довезет ее только до окраины.
- Да и на том спасибо, хоть на три километра меньше шагать.
Доехав до окраины, она подошла к выходу. Кондукторша пожелала ей дойти. Пассажирка с плохо расчесанными золотистыми волосами , ответив ей "Огромное вам спасибо!", выпрыгнула из троллейбуса. Троллейбус повернул в горку, а она пошла в противоположную сторону, где был виден мост через Вятку.
День обещал быть жарким. На пляже уже загорали, кто-то купался. Она стянула с себя свитер и повязала его вокруг талии. В лицо пахнул свежий воздух и запах реки. Она легко пошла через мост. Через пару километров ее снова догнал автобус Киров-Слободской. Она опять попыталась туда втесаться, но кондукторшей вновь оказалась тетка со злобным лицом, которая ни за что не хотела сажать безбилетную пассажирку со справкой об ограблении. Она спрыгнула обратно с подножки и скорчила кондукторше рожу, сморшив нос и высунув язык, а потом тряхнула золотистой шевелюрой и снов зашагала по дороге.
Она прошла железнодорожный переезд, потом еще пару деревень. Шлось легко, однако солнце поднималось все выше...
------------------

Белый Запорожец с синим рисунком на крыле подъехал к опушке подмосковного леса и остановился. Из него вышли трое: две тоненьких женщины и мужчина лет тридцати. Они тут же принялись выгружать из багажника содержимое. Содержимое было в белых мешках. Одна из женщин, постарше, в черной бандане, из-под которой выбивались золотистые пряди волос, взвалила мешок себе на спину и пошла с ним в лес. Второй мешок взвалил на себя мужчина, и подал еще один небольшой мешок второй спутнице - совсем молоденькой девушке с короткой стрижкой. Старшая женщина отнесла мешок на полянку и пришла за вторым. Рейса за три они перетаскали содержимое багажника на поляну, которая находилась метрах в 50 от опушки. Посередине поляны был след от большого костра. Старшая женщина и мужчина принялись разгружать мешки и доставать из них содержимое, которое оказалось старыми проводами. Потом они уложили все это и подожгли провод. Запахло диоксинами и повалил черный дым.
Они уселились вокруг костра и принялись курить.
- Да, а сколько было бы черного дыму, если бы ты, Юрка, не очищал внешнюю оболочку? - с этими словами женщина в черной бандане швырнула в костер окурок.
Они достали первую партию и откинула, чтобы она охладилась, а в костер загрузили вторую.
- Быстро горит очищеный провод, часам к двум уже домой попадем, - снова сказала обладательница черной банданы. На ее щеке уже красовался след от сажи. Внезапно у опушки леса показались фары какой-то машины. Женщина в черной бандане кинула туда быстрый взгляд. Фар светили очень агрессивно и машина явно собиралась въехать в лес.
- Уходим в чащу. Быстро. - скомандовала она.
- Зачем? - спросил мужчина.
- Немедленно уходим в чащу. Что-то нечисто. - она произнесла это тоном, не терпящим возражений.
Юра вместе с девушкой ушли в одну сторону. Женщина в черной бандане, зажав в руке монтировку, пошла в другую. Машина в этот момент буксовала метрах в 30 от опушки. Едва она успела углубиться в чащу метров на 40, на опушке появились четверо бритых мужчин крепко сбитого вида. Их силуэты мелькали в тусклом свете костра. Она лежала на земле, зажав в руке монтировку. Мужики принялись хватать медь и засовывать ее в мешки. Она разобрала, как один говорил другому:
- А куда же эти-то девались?
Ответа она не разобрала. Слышен был только мат. Внезапно под ней хрустнула ветка. Мужики встрепенулись и принялись колотить по кустам, расположенным возле самой опушки. Видимо, не поняли, что в ночном лесу звуки слышны очень хорошо и кажется, что источник звука гораздо ближе. Однако в чащу они не сунулись. Собрав всю медь, они отнесли ее в застрявшую машину и потом принялись ее выталкивать из грязи. В лесу хорошо был слышен их мат. Минут через десять машину они все-таки вытолкали и уехали. Она в этот момент уже была около опушки и смотрела вслед удалявшейся машине. Потом она присела метрах в 15 от опушки, ожидая появления товарищей. Вскоре появились Юра и Катя.
- Откуда они взялись? И как они нас могли вычислить? Ну, ни хуя себе! - возмущался Юра. - И почти всю медь спиздили.
- Нет, не всю. Недогоревшей побрезговали. Но ,главное, как они решились к нам сунуться? Откуда они знают, что мы - это всего лишь мы , а не пять здоровых амбалов? Чего-то мне кажется, что их кто-то на нас специально навел.
Они собрала остатки меди и отнесли в Запорожец, который по-прежнему стоял у опушки. Потом все сели в машину и тронулись. До дома было около 5 километров.
Женщина в черной бандане достала сигарету.
- Я даже заявить на них не могу.
- Почему? - спросил мужчина. - Ведь ты же платишь налоги и на провод у тебя, вроде бы, было документы...
- Потому что лицензии на добычу меди отжигом из проводов никто никому не давал. И квот на выброс диоксинов тоже никто не давал.... Впрочем, меня сейчас больше всего интересует, кто на нас навел. Не верю я, что это нападение было случайным.
-------------
Полуденное солнце освещало дорогу. Солнце развлекалось, высекая искры из длинных рыжих волос путницы, шедшей по дороге. Внезапно она увидела водопроводную колонку и поняла, что ей очень хочется пить. Она нажала на ручку и вода полилась сильной прохладной струей. Она подставила под нее лицо. Вода давала силы. Половину пути она уже прошагала. Она вернулась на шоссе. Мимо нее проносились машины. И вдруг она поняла, что она никогда не простит... потому что такое не прощают...
-------------------
---------------
Продолжение здесь http://amazonka-urals.livejournal.com/
http://amazonka-urals.livejournal.com/
http://amazonka-urals.livejournal.com/
Tags: мое, недописанное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments